ACTA SLAVICA IAPONICA

Volume 16 (1998)

Главные социальные организации крестьянства, городского сословия и дворянства

Борис Н. Миронов
Введение
Сельские и городские общины до конца XVII в.
Сельские и городские общины в XVIII - начале XX вв.
Дворянская корпорация в XVII - начале XX вв.
Итоги: от общности к обществу
Notes

Сельские и городские общины до конца XVII в.

С самого начала государственной жизни России самоуправляющиеся об-щины, объединяющие крестьян одного или нескольких селений, а также жителей города в общественный союз во имя интересов общего блага, на основе общности территории и коллективного владения землей составляли, неотъемлемую и необ-ходимую часть общественного строя страны. Общины складывались стихийно и являлись неофициальными демократическими организациями крестьян и горожан. Для этих двух разрядов населения община была основной социальной группой, в которой проходила вся их жизнь от рождения и до смерти. Община, будь то городская или сельская, называлась миром. Не случайно это же слово исполь-зовалось и в других значениях, как "вселенная", "народ", "спокойствие", "согла-сие"; определение "община" развилось из понятий "мир, мирное сообщество".2 Действительно, община была для русских людей и вселенной и мирным сообще-ством, в котором их объединяли общая собственность, совместное производство, коллективная ответственность перед государством за налоги и преступления, совершенные на территории общины, социальная борьба, правосудие, религиоз-ная жизнь, потребность в защите, организация досуга, взаимопомощь и другие групповые интересы.
Община решала, с одной стороны, насущные вопросы жизни своих членов, с другой — государственные задачи под общим руководством и контролем корон-ной администрации.3 Один ряд функций общины вытекал из того факта, что об-щина являлась неофициальной самоуправляющейся организацией, стихийно сложившейся в процессе трудовой деятельности и повседневного взаимодействия людей в силу соседства и необходимости поддерживать порядок на своей терри-тории. Другой ряд ее функций обусловливался тем, что община использовалась в качестве низшего звена государственного управления. Двойственность стояв-ших перед общиной задач, ее функциональный дуализм — одновременное обслу-живание потребностей живших на определенной территории людей и государства, интересы которых не всегда совпадали, — предопределили и структурный дуализм общины — существование неофициальной и официальной структур в общине. Но государство, не имея возможностей, в первую очередь финансовых, создать в общинах свою независимую структуру, нашло оригинальный способ решения проблемы — использовать существовавшую в общине неофициальную структуру (органы самоуправления и его руководителей), возложив на нее исполнение также и государственных функций. Такое решение в принципе удовлетворяло крестьян и посадских,4 которые прекрасно понимали, что создание по-настоящему новой структуры потребует от них увеличения повинностей. Официальная структура общины — это ее формальная организация, иерархия должностных лиц, офи-циально одобряемые нормы поведения, система санкций, утвержденных государ-ством. Официальная структура являлась составной частью государственной, а в помещичьих имениях также и вотчиной системы управления, она обеспечивала выполнение общиной тех функций, которые удовлетворяли потребности корон-ной администрации в управлении и поддержании общественного порядка. Нео-фициальная структура общины — это неформальная организация, лидеры, нормы поведения и санкции, возникшие стихийно, неофициальным путем и поддержи-ваемые обычаем и традицией, — предназначалась для реализации групповых интересов крестьян и посадских.
Таким образом, до конца XVII в. в городах5 и селениях6 России существовал во многом похожий общественный порядок,7 в основе которого лежала само-управляющаяся община, являвшаяся общностью.