ACTA SLAVICA IAPONICA

Volume 16 (1998)

Евреи СНГ на пороге третьего тысячелетия
Мордехай Альтшулер

Введение
А. Накануне перемен
Б. Евреи и нееврейское население
В. Между эмиграцией и налаживанием жизни еврейской общественности
Г. Демографический и социальный облик
Заключение

Notes

Б. Евреи и нееврейское население

Начиная с 1988 года практически перестала действовать официальная политика дискриминации, хотя на уровне низких бюрократических кругов они иногда давала о себе знать. В результате появления ТгласностиУ в Советском Союзе и в особенности в процессе демократизации в большинстве независимых государств общественное мнение превратилось в один из определяющих политику факторов. В создавшихся новых условиях выяснилась особая важность отношения общества к евреям. Рассматривая последние годы существования СССР — и тем более период после появления независимых государств — невозможно говорить о единообразии в отношении общества к евреям в этих государствах, и следует рассматривать каждое государство в отдельности, принимая во внимание его специфические особенности и характерные для него проблемы. Не имея возможности подробно обсудить проблемы каждого из них, мы постараемся определить некоторые характерные черты двух государств, в которых проживает большинство еврейского населения: России и Украины.
Россия
В шестидесятые и семидесятые годы в некоторых кругах русской интеллигенции появилась тенденция, характеризовавшаяся обращением к своим корням и проявившаяся в живописи и в особенности в художественной литературе, наставническая роль которой в это время была особенно велика.
Одним из писателей, в творчестве которого нашла выражение эта тенденция, был Владимир Чивилихин, восхваливший российскую историю в своем романе "Память". Эта книга, которая была издана в сотнях тысяч экземпляров,22 пользовалась большой популярностью и за короткое время превратилась в своего рода общественно-политическую программу широких кругов интеллигенции, которые стремились сохранить особую природу России и заботились о восстановлении русских памятников и культурных ценностей, уничтоженных в советское время. Несмотря на то, что в этом романе (в противоположность тем произведениям В.Чивилихина, которые были опубликованы после его смерти) не звучали отчетливые антиеврейские ноты, в нем делались намеки на западные элементы, стремившиеся уничтожить особый русский дух. Поэтому неудивительно, что уже с момента своего создания Историко-литературное общество "Память" обладало антиеврейским "зарядом" — ведь евреи воспринимались как западный элемент, стремящийся к уничтожению русского духа. Общество "Память" организовало в мае 1987 года первую массовую демонстрацию в Советском Союзе, и его представители были приняты Борисом Ельциным, в то время первым секретарем Московского городского комитета партии. Деятельность этой организации широко освещалась в средствах массовой информации как ее сторонниками, так и ее противниками и превратилась в один из вопросов, обсуждаемых обществом.23 В "Памяти" были люди с различными взглядами,24 которых сплачивали враждебное отношение к западной культуре и склонность обвинять евреев во всех страданиях России в прошлом и настоящем.
Это движение, существовавшее в разных обличьях, завоевало большую популярность в конце восьмидесятых годов в различных городах России,25 и результаты телефонного опроса общественного мнения, проведенного в Москве в апреле 1989 года Академией наук СССР, говорят о том, что приблизительно треть опрошенных положительно или сочувственно относились к обществу "Память". Согласно этому опросу, сочувственное отношение к "Памяти" было более распространено в менее образованных рабочих кругах, среди женщин, среди членов КПСС и в особенности среди членов Комсомола.26 Однако популярность этой организации была недолгой: акты насилия и примитивный антисемитизм ее представителей привели к тому, что просвещенные круги отдалились от нее и нашли себе опору в других "патриотических" организациях.
Остатки "Памяти" продолжают существовать в России и в последнее время. Согласно имеющимся неполным данным, в 1996 году в России действовало около сотни организаций этого рода,27 для которых характерны очевидные нацистские черты. Их целью являлось Тосвобождение России от коммунистов, демократов и евреевУ. К организациям этого рода принадлежат преимущественно упражняющиеся с оружием молодые люди, которые, по их словам, получают поддержку от лиц, заинтересованных в установлении "русского порядка".28 Эти люди стоят, по-видимому, за теми, кто подкладывал взрывные устройства в синагоги,29 и они же выпускают существующие антисемитские газеты. Общественное влияние этих групп, насколько это можно оценить, сегодня весьма незначительно, и их принято рассматривать как маргинальные элементы в русском обществе. Однако вследствие глубокого экономического кризиса, в котором находится Россия, усиливающегося обнищания широких слоев населения, продажности бюрократического аппарата и быстрого обогащения немногих людей, среди которых немало евреев, группы этого рода могут сыграть определенную роль в случае возникновения кризисной ситуации.
Кроме этого в России ведется острая полемика по вопросу о духовном и культурном облике русского народа, и еврейский вопрос является интегральной частью этой полемики. Борьба идет главным образом в творческих кругах, среди писателей, поэтов, художников, историков и философов, но она прямо и косвенно влияет на широкие общественные круги. Сторонники одного из лагерей, участвующих в этой борьбе, называют себя "патриотами", подчеркивая этим то, что их противники не являются русскими патриотами и не заботятся о благе России. Сторонники другого лагеря называют себя "демократами", указывая этим на то, что для их противников характерны тоталитарные и авторитарные устремления. "Патриоты" называют своих противников также "космополитами", а это определение уже с давних пор имеет отчетливое антиеврейское значение.30
Можно сказать, что патриотизм (любовь к родине, своему языку и культуре) является естественным свойством человека, и в нем самом нет ничего дурного, однако в кругах "патриотов" он выражается в упрощенной до предела идеализации истории и культуры России, достижения которой якобы превосходят достижения любого другого народа. Более того, этот патриотизм обладает особым видением, в рамках которого каждый критик, новатор или противник считается космополитом, покушающимся на святыни русского народа, поэтому следует относиться к нему не как к настоящему патриотизму, а как к ненависти к другим народам, в первую очередь, к евреям и в особенности к тем евреям, которые стали частью русской культуры.31 Возможно, что евреям, как никакой другой этнической группе, удалось стать неотъемлемой частью русской жизни. Уже в двадцатые годы в РСФСР получили большое распространение смешанные браки между евреями и неевреями, а процентное количество евреев в органах власти, среди представителей культурной элиты и научной интеллигенции в двадцатые и тридцатые годы было выше, чем та доля, которую они составляли в населении страны (следует заметить, что процентное количество евреев среди палачей в период больших чисток было также непропорционально большим). Для большинства этих представителей еврейского народа, выступающих в жизни как большевики, ученые, писатели или художники, происхождение не играло никакой роли, и поиски у них этнических мотивов и скрытых замыслов являются не патриотизмом, а националистическим шовинизмом.
Корни подобных тенденций в художественной литературе находятся в "деревенской прозе" семидесятых и восьмидесятых годов. "Деревенщики" в своих произведениях с тоской вспоминали о прежних идиллических отношениях между крестьянином и матерью-Землей и чудесных временах, когда асфальт, называемый Тжидовской смесьюУ, еще не изгадил матушку-Россию. Стремление сохранить природу в ее первозданном виде, характерное для многих западных интеллектуалов, в России выразилось в энергичном противостоянии интеллектуализму, индивидуализму и западничеству, представителями которых в глазах этих писателей являлись евреи,32 однако со временем те, кто был обеспокоен проблемами экологии, отдалились от тех, кого волновали проблемы "экологии" русского народа.33 К концу существования Советского Союза34 и в особенности после его распада и утери положения мировой державы это направление получило в ТпатриотическойУ литературе более грубое выражение, и в нем приняли участие представители более молодого поколения. В некоторых произведениях писателей этой ТшколыУ евреи были представлены как кровопийцы, использующие в своих интересах простодушие и любовь русских женщин, а затем покидающие их в слезах и страданиях.35
Приверженцы этого направления в литературе проводят различие между русскими писателями и писателями, пишущими на русском языке. Последние, если они евреи, имеют еврейских предков или находятся под еврейским влиянием, по их мнению, чужды русскому духу и желают зла русскому народу, и поэтому следует "очистить" от них русскую культуру. Они также утверждают, что исследователи русской литературы еврейского происхождения "заразили" русский язык и злокозненно исказили образ и произведения крупных русских писателей. Они хотят, чтобы исследованием русского культурного наследия занимались исключительно русские "патриоты",36 и считают, что этническое происхождение человека, его некритический подход к истории и идеализация русского народа являются основными, если не единственными, мерилами русского творчества, и тот, кто отступает от этого, действует (как часть еврейского заговора) в целях уничтожения русского духа. Определенное выражение подобным настроениям дал писатель Валентин Распутин в своем литературном манифесте, сказав: "Не надо забывать и то, что все революции с чужим душком имеют антинациональную направленность" (подчеркнуто нами - М.А.).37
В противоположность этой точке зрения, выражаемой "патриотически" настроенными авторами, в центре внимания представителей другого течения в русской литературе находился человек вне всякой связи со своим этническим происхождением, слабости которого и свойственные ему животные инстинкты описывались ими наряду с проявлениями высшего гуманизма. Согласно этому подходу, к русской литературе относятся все писатели, которые в ней трудились. Большинство представителей этого течения не видят ничего предосудительного в том, что русская литература подвергалась в прошлом и подвергается в настоящее время влиянию со стороны культур различных народов — точно так же, как она сама оказала большое влияние на мировую литературу.38 Они далеки от идеализации русского прошлого и утверждают, что модернистские направления в литературе и искусстве являются не декадентскими проявлениями, свидетельствующими о загнивания мировой культуры, а естественным развитием человеческого духа, которое не может быть чуждым и русскому творчеству. Они не занимаются поисками темных сил, не обвиняют какую-либо этническую группу — в первую очередь, евреев — во всех страданиях России и не согласны с мнением о том, что миссией русской литературы является спасение человечества.39
Два указанных выше подхода находят свое отражение в описаниях и оценке истории России и Советского Союза. Представители первого направления видят в истории России со времен Петра Великого, открывшего окно в Европу, масонский заговор с целью уничтожения русского народа на радость евреям.40 Вершиной этой деятельности, согласно "историкам" этого рода, являлись революции 1917 года. По их мнению, не только все демократические силы в Государственной думе в 1917 году, но и все национальные движения, которые заявляли о своем стремлении отделиться от России, участвовали в жидомасонском заговоре. Поскольку русское правление приносит другим народам только благо, любое стремление к освобождению может быть воспринято исключительно как заговор, и историкам остается только определить, кто за ним стоит. А жидомасоны вполне пригодны для этой роли. Евреи и масоны, как они считают, стояли за Граждан-ской войной, в которой русские убивали своих братьев по приказу "Всемирного израильского союза", что якобы подтверждается секретными документами Чека в Петрограде.41 Как это ни кажется парадоксальным, образовалось некое содружество выразителей этого направления с теми, кто в революциях 1917 года и в особенности в захвате власти большевиками видят одно из важнейших событий русской истории и считают, что если Ленин и совершал ошибки, то это по причине того, что он "подвергся мощному давлению и воздействию тех сил, которые ненавидят Россию. И сам в известной мере стал их жертвой...".42
В противоположность описанным выше историческим и историософским подходам, большинство историков рассматривает историю России с научнокритической точки зрения и не ищут повсюду заговоры, а исследуют политические, социальные и культурные аспекты вопроса и пытаются оценить историю России в целом с ее светлыми и темными сторонами, одинаково являющимися плодами духа и особенных условий России. Они склонны признавать право на существование национальных чувств у других народов, включая украинцев и белорусов, стремившихся в прошлом и продолжающих стремиться и в настоящее время к выражению своего независимого существования также и в государственных рамках.
Среди представителей "патриотических" кругов следует упомянуть видного математика Игоря Шафаревича,43 не менее двенадцати лет трудившегося над своей книгой "Русофобия". В этой книге он разработал теорию "малого народа", который оторван от "большого народа", развивает свою собственную культуру и ненавидит тот "большой народ", внутри которого он живет. Таковыми были революционеры и представители радикальных кругов в России, ненавидевшие все русское и превозносившие все, что было связано с западно-европейской культурой. В настоящее время русофобами являются евреи и те, кто находится под их влиянием. Они готовы пожертвовать миллионами русских в целях мести русскому народу за долгие годы притеснений. Согласно Шафаревичу, причина разрушительной роли евреев не биологического, а исторического характера, что однако не мешает ему призывать к искоренению еврейского элемента в русской культуре.
Эти споры при определении, что такое "русская история и культура" и кто такой "русский", обладает решающим значением для оставшихся в России евреев и еще бЧльшим значением для тех, кто вообще не считают себя евреями, или же для тех, кто определяются социологом Р. Ривкиной как "бинационалы".
В этой связи напрашивается вопрос о том, в какой мере характерны неприязненное отношение и ненависть к евреям среди широких масс населения.
Результаты выборов представителей "патриотических" партий в Государственную думу не могут быть точным отражением отношения населения к евреям, поскольку эта тема в большинстве случаев не находится в центре предвыборной кампании, а в некоторых случаях речь идет о голосовании, в котором выражается протест против существующего положения.44 За последнее десятилетие в Советском Союзе и России было проведено большое количество опросов общественного мнения, в ходе которых, кроме прочего, исследовалось отношение населения к евреям. Существуют разногласия между социологами относительно интерпретации собранной информации:45 в то время как одни считают, что ненависть к евреям в России не превышает европейские показатели и характерна для пожилых малообразованных людей, другие полагают, что эта ненависть характерна для широких кругов населения и представляет опасность для евреев. Поскольку имеются различия между ответами на многие вопросы, связанные с этой темой, на выводы влияет также и то, какой вес придается ответу на тот или иной вопрос.46 Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что значительная часть населения России видит в евреях этническую группу, с представителями которой они не хотели бы вступить в брак.47 Значительная часть опрошенных видит в евреях группу, обладающую характерными чертами, отличными от характерных черт русского народа, но это не обязательно указывает на враждебное отношение к евреям. Результаты опроса общественного мнения, проведенного в сентябреноябре 1990 года, говорят о том, что неприязнь и/или враждебное отношение к евреям в России были более слабыми, чем в других советских республиках.48 Согласно результатам опроса, проведенного среди жителей Москвы в 1992 году, у 56% опрошенных было положительное отношение к евреям, только у 8% опрошенных было отрицательное отношение, а у 36% опрошенных не имелось определенного мнения по этому вопросу. Враждебное отношение к евреям было в 9 раз меньше, чем подобное отношение к азербайджанцам и в 5 раз меньше, чем к чеченцам. При опросе, проведенном в России в 1996 году, задавался вопрос о том, каково отношение респондентов к целому ряду народов: сочувственное, враждебное или нейтральное. Среди опрошенных 7% заявили о сочувственном отношении к евреям, 10% выразили явно враждебное отношение, а 83% ответили, что они относятся к евреям так же, как к представителям других национальностей. Враждебное отношение к евреям было в 3 раза меньше, чем подобное отношение к азербайджанцам и в 4 раза меньше, чем к цыганам.49 Среди участников опроса, проведенного в январе 1996 года, 5% заявили, что "главным образом" евреи виновны в экономическом кризисе в государстве, 4% говорили о том, что евреи виновны Тв некоторой мереУ и 4% - Тне оченьУ. Таким образом, 13% населения видят в евреях главного или частичного виновника в тяжелом экономическом положении государства. Однако здесь следует также отметить, что 45% опрошенных заявило, что евреи, по их мнению, вообще невиновны в экономическом кризисе. Результаты опросов общественного мнения, проведенных в последние годы, также подтверждают, что 10%-13% населения страны неприязненно и/или враждебно относится к евреям, что соответствует показателям во многих странах Европы (следует отметить, что нет абсолютной корреляции между отношением к евреям и отношением к Израилю). Различие между Россией и европейскими государствами заключается не в процентном количестве тех, кто недолюбливает или ненавидит евреев, а главным образом в нестабильности положения в России, в наличии неких влиятельных слоев в интеллигенции страны, для которых характерна ярко выраженная антисемитская идеология, а также в неспособности руководства публично осудить антисемитизм.50
Украина
На Украине предпосылки отношения населения к евреям были иными. Здесь, подобно России, также имеются националистические и фашистские организации крайнего толка, выпускающие антисемитские издания (УНА-УНСО, ДСУ), организующие антиеврейские демонстрации (главным образом в западной части страны) и осуществляющие акты вандализма на еврейских кладбищах,51 однако, в отличие от России, украинские евреи не играли значительной роли в украинской культуре, и поэтому даже в изданиях, имеющих явно антисемитскую окраску, не встречаются призывы к "очистке" украинской культуры от еврейского духа. Большинство представителей украинской интеллигенции сознают, что периоды государственной независимости Украины (в семнадцатом и двадцатом веках) были связаны с большими жестокостями по отношению к евреям, и поэтому они не хотят, чтобы это случилось вновь.52 Многие украинские интеллигенты испытывают чувство вины за то, что украинцы принимали участие в уничтожении евреев в период немецкой оккупации. Нельзя поэтому считать случайным тот факт, что национальное украинское движение "Рух" с первого момента своего существования подчеркивало права национальных меньшинств, и в первую очередь евреев. Попытки организации "Память" найти союзников среди украинцев были резко пресечены.53 Таким образом, можно сказать, что большинство представителей национально настроенной украинской интеллигенции не являются антисемитами.
Другую картину мы встречаем в широких общественных кругах — населе-ние питается традиционными стереотипами. Результаты опроса общественного мнения, проведенного в СССР в 1990 году, свидетельствуют о том, что с точки зрения интенсивности враждебного отношения к евреям Украина занимала пер-вое место среди советских республик.54 Согласно результатам опроса, проведен-ного в Киеве в сентябре 1990 года, 75% опрошенных не хотели бы вступить в брак с евреями, 59% не хотели бы иметь евреев среди близких друзей, 45% не хотели бы видеть евреев среди коллег по работе и 35% не хотели бы, чтобы евреи жили в Киеве.55 Согласно результатам опроса, проведенного среди молодежи в возрасте 18-24 лет в Запорожской области в 1992-1993 годах, 40% опрошенных в городе и 43% опрошенных в деревне отрицательно относятся к евреям.56 Есть основания предполагать, что при проведении подобного опроса в Западной Украине, в которой особенно сильны националистические движения, показатели были бы выше. Выясняется, что антисемитские настроения в общественном мнении России распространены меньше, чем на Украине, но в то время, как украинская интеллигенция отмежевывается от подобных взглядов и осуждает их, немалая часть русской интеллигенции подпитывает их и пытается найти для них культурное и историческое обоснование. Более того, зная о бытующих в украинском обществе антиеврейских стереотипах, можно было бы предположить, что политические лидеры воздержатся от высказываний на эту тему, однако действительность доказывает обратное: бывший президент Украины Л. Кравчук несколько раз выступал с не допускающими двоякого толкования публичными осуждениями антисемитизма.
В заключение можно сказать, что во всех независимых республиках евреи воспринимались как чуждый элемент в обществе, в котором они проживают, но с разной интенсивностью. Приписываемые евреям черты воспринимаются как что-то несвойственное нееврейскому большинству, независимо от того, в каком свете они рассматриваются: положительном или отрицательном. Антисемитские издания имеются во всех республиках СНГ и прибалтийских республиках,57 однако между исследователями существуют различные мнения относительно степени общественного влияния этих публикаций.