ACTA SLAVICA IAPONICA

Volume 15 (1997)

"Общественная ссыпка" и военно-продовольственная система России в годы Первой мировой войны
Кимитака Мацузато

I. Постановка проблемы
II. Кто нес главное бремя заготовок ?
III. Агротехнологический переворот и общественная ссыпка
IV. Постановление Совета министров от 1 августа 1914
V. Изменение характера общественной ссыпки во время войны
VI. Типология местных заготовительных организаций
VII. Заключение
Примечания

IV. Постановление Совета министров от 1 августа 1914

Основные черты русской военно-заготовительной системы по продовольствию были определены Постановлением Совета министров от 1 августа 1914 г., в котором имелись три взаймосвязанных новшества. Во-первых, Постановление изъяло полномочия по заготовке продовольствия для армии из рук Главного интендантского управления и возложило их на А.В. Кривошеина, главноуправляющего землеустройством и земледелием. Главноуполномоченным по закупке хлеба для армии был назначен Г.В. Глинка, начальник Переселенческого управления Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ).31 Во-вторых, оно рассматривало земцев в качестве главных кандидатов на роль местных уполномоченных по закупке хлеба для армии. Совет министров хотел возложить обязанности по заготовке хлеба для армии на земскую агрономическую организацию, быстро развивавшуюся накануне войны. В-третьих, был принят принцип "непосредственной покупки у производителей", хотя уже накануне войны интендантство стремилось по возможности к осуществлению этого принципа.
Мотивом для принятия этого постановления послужило убеждение правительственных кругов в том, что интендантство, штат которого составлял всего около двух тысяч человек по Империи,32 неспособно справляться с заготовками. Главное интендантское управление с удовольствием передало свои полномочия Главному управлению землеустройства и земледелия, которое, по словам самого главного интенданта Д.С. Шуваева, "в течение последних лет...создало большое число ученных специалистов во всех отраслях сельскохозяйственной жизни".33 Постановление являлось также реакцией на панику среди землевладельцев после прекращения экспорта хлеба, которая подогрела привычные им настроения против торговцев. Председатель Совета министров И.Л. Горемыкин в письме военному министру В.А. Сухомлинову, переданном по-видимому непосредственно перед заседанием Совета министров 1 августа, приписал падение хлебных цен "недобросовестности перекупщиков и мелких посредников, стремящихся использовать в своих выгодах исключительные современные условия".34
Козырем ГУЗиЗ являлись доверительные отношения с земствами. Масса неприятностей, испытанных земцами и кооператорами в ходе довоенных поставок хлеба интендантству (последнее, например, самовольно браковало зерно) оттолкнули их от этого ведомства. У крестьян сложилось мнение, что поставлять в интендантство хлеб - дело рискованное и лучше продать хлеб за низкую цену скупщикам, но зато наличными.35 Трудно было преодолеть такой взгляд без коренного изменения системы поставок. Так, например, Вятское губернское земское собрание, созванное 12-13 августа 1914 г., обсудив предложения, поступившие от интендантства и ГУЗиЗ, решило принять только предложение последнего, "свободное от излишних формальностей, покоящееся на доверии к общественным силам".36
На основе Постановления Совета министров от 1 августа 1914 г. 11 августа Кривошеин утвердил инструкцию по заготовлению для армии хлеба, которая предоставляла местным уполномоченным право выбрать способ и организационную форму заготовки.37 Правда, инструкция оставляла в руках интендантства ответственность за прием и отправку хлеба на фронт, но по причине малого состава интендантства и необходимости оперативного регулирования железнодорожного транспорта, в феврале 1915 г. как прием, так и отправка хлеба также вошли в сферу полномочий местных уполномоченных, представлявших в большинстве случаев земства. Установившаяся в таком виде децентрализованная система по заготовке хлеба и его перевозкам практиковалась до Октябрьской революции.